30.03.2024

Отличный день, чтобы спасти чью-то жизнь: сахалинка о работе нейрохирургом

О том, в чем залог здоровья и как чувствовать себя энергичным, ИА SakhalinMedia рассказала врач-нейрохирург, невролог Анастасия Томсинская 16:10 Общество Анастасия Фото:

О том, в чем залог здоровья и как чувствовать себя энергичным, ИА SakhalinMedia рассказала врач-нейрохирург, невролог Анастасия Томсинская 16:10 Общество Анастасия
Фото: из личного архива Анастасии Томсинской

Одна из самых трудоемких, сложных и ответственных профессий в медицине — врач-хирург. Он оказывает многопрофильную помощь, следовательно, должен разбираться во всех разделах медицины. Тот, кто хоть раз проходил через хирургическое отделение, знает, что хирургия — искусство. Зачастую в обществе бытует стереотип, что женщина-хирург — как морская свинка: ни к свиньям, ни к морю отношения не имеет. Однако доктора женского пола, выбравшие хирургическую специализацию, обычно яростно оспаривают этот афоризм и на практике доказывают коллегам всю серьезность своего выбора. Корр. ИА SakhalinMedia пообщалась с Анастасией Томсинской , действующим врачом-нейрохирургом, неврологом, и выяснила, как складывалось обучение в медицинском вузе, и в чем залог здоровья. 

Начало пути

Мама Анастасии Томсинской — лаборант, поэтому большую часть времени девушка провела в городских больницах. Несмотря на это, желание связать свою жизнь с медициной у нее появилось еще в раннем детстве. Пока большинство детей играли в "дочки-матери", разбивали коленки и рисовали на стенах, маленькая Настя грезила о профессии нейрохирурга, представляя, как она будет помогать людям становиться счастливее и здоровее. Примерно в 10 лет юный будущий врач посетила свою первую нейрохирургическую операцию. Казалось бы, такая процедура должна была напугать ребенка, но в случае с Анастасией все сработало наоборот — девушка только укрепилась в своей мечте. 

— Несмотря на то, что мама была связана с медициной до моих 9-10 классов, она категорически настаивала, чтобы я не становилась врачом, —  отмечает девушка.

Годы шли, разговор забывался, но желание Анастасии не угасало. После окончания школы и сдачи всех необходимых для поступления экзаменов девушка подала документы в медицинский вуз Хабаровска. В период обучения сахалинка металась между двумя привлекательным для нее направлениями: кардиохирургией и нейрохирургией:

"Как лучший студент я прошла на международную стажировку кардиохирургии в Японии, которая длилась всего две недели. Если не ошибаюсь, это был мой пятый курс обучения, и тогда было непонятно, то ли это направление. Но процесс взаимодействия с иностранными коллегами, новые методики работы — действительно стоящий опыт."

Вторая стажировка прошла уже в Хабаровске по направлению "сосудистая хирургия". Ранее пересечения с данным направлением у девушки не было, но, изучив все его аспекты, Анастасия решила, что свяжет свой профиль, который будет основой дальнейших четырех специальностей, именно с вопросами оперативного лечения заболеваний и травм нервной системы, включая головной, спинной мозг и периферическую нервную систему.

Обучение в медицинском вузе 

— Скажу сразу, что обучение в меде — испытание не из простых. Если вы не знаете, куда идти, не нужно подавать документы в медицинский вуз. Медицина — это для тех, кто "горит", кто действительно нашел свое призвание в помощи людям. В остальном, перед тем как задуматься, правда ли вы хотите в медицинский, нужно взвесить все "за" и "против", — отмечает Анастасия.

Первые три курса в медицинском университете — это база, на которой все строится. Дисциплины там, конечно, основные и не менее важные:

анатомия — раздел биологии, изучающий строение тела, организмов и их частей на уровне выше тканевого; гистология — изучает строение, жизнедеятельность и развитие тканей живых организмов. В отличие от анатомии, гистология изучает строение организма на тканевом уровне; физиология — наука о функционировании живого организма в целом и его составных частей (систем, органов, тканей, клеток); латинский язык. 

По словам Анастасии, первые три года в медицинском вузе учить материал стоит от корки до корки, ведь далее все обучение будет основываться на полученных ранее знаниях. Стоит отметить и то, что, поступив в медицинский университет, студент становится машиной с огромным запасом гигабайт памяти. Первое время при подготовке к занятиям студенту-медику нужно учить от 60 до 70 страниц материала. К сожалению, поверхностное чтение не поможет вниканию в материал.

— С каждым курсом становится легче, если, конечно, ты был вовлечен в учебу в течение первых трех лет. К примеру, зная латинский, анатомию и физиологию, ты с легкостью можешь рассказать тему, которую даже не готовил. По наращиванию курса добавлялись заболевания и методы их профилактики, физиотерапии и так далее, — рассказала сахалинка. 


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Однажды девушка вместе с одногруппниками ради интереса решила попробовать посчитать слова в учебнике, которые можно убрать из текста без потери смысла. На удивление, набор слов был невелик. В основном убрать можно было только предлоги. Как оказалось, все важно — каждая буква и каждая запятая пригодятся уже в последующем, когда студент выйдет за пределы университета и станет врачом. 

— Если подытожить 8 лет обучения, то можно сказать, что медицина — это невероятная школа жизни. Ты становишься взрослее, умнее, и если ты этим не горишь, то за положительными качествами будут стоять негативные: выгорание, разочарование и нежелание идти по профессии. Поэтому важно быть готовым к тому, что обучение в меде — проверка на прочность и выносливость, — подытожила Анастасия. 

Первые операции в студенчестве

На первые операции будущие врачи попадают еще в первые шесть лет обучения на практикических занятиях. Как правило, это неотъемлемая часть образовательного процесса, которая позволяет студентам применить полученные в университете теоретические знания и приобрести практический опыт работы в своей области. Поэтому в течение всего обучения будущие медики бывают на операциях по абсолютно разным профилям.

Примерно с 4-5 курса начинается практика по хирургии. Самым активным студентам позволяют участвовать в операциях в качестве помощника. В ординатуре студент может проводить подготовительные процедуры к операциям: вскрывать череп, убирать кожу, мышцы и многое другое. Врачи-наставники всегда за то, чтобы практиканты получили как можно больше навыков. 


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

В момент, когда девушка оказалась в операционной не в качестве студента-практиканта, а настоящего хирурга, ее одолевали сомнения и страхи. Анастасии не хватало одобрения или простого присутствия наставника. 

— Конечно, это была не первая моя операция, я делала уже подобное в присутствии преподавателя, но когда ты один на один с пациентом, уровень ответственности в разы растет, и ты начинаешь по-настоящему теряться. Здесь главное выдохнуть, собраться с мыслями и начать, — отмечает Анастасия. — С каждой операцией будущий хирург набивает руку, взрослеет и улучшает свои навыки. Со временем вход в операционную становится легче, а мандраж не такой сильный. 

Первая запоминающаяся операция

Есть истории, которые тянутся через всю жизнь, оставляя след. Эта история, которая оставила в памяти Анастасии добрый и теплый отпечаток. Однажды в одно из очередных дежурств в отделение нейрохирургии поступил ребенок. Судя по всем показаниям, он нуждался в немедленной операции. По словам девушки, это была одной из сложных операций:

"Знаете, это тот случай, когда ты говоришь абсолютно уверенным тоном родителям, что ты знаешь, какие манипуляции будут проводиться с ребенком, и что все будет хорошо. А сам идешь в коморку и просто начинаешь реветь от уровня ответственности и волнения. Да, это такой же человек, и ничего не меняется, механизмы работы абсолютно те же, однако это все равно тяжело. Здесь начинают пролетать мысли о том, что на столе мог оказаться твой ребенок. Главное — сохранять самообладание и спокойствие. Лучше всего перед тем, как взять скальпель, отогнать мысли куда подальше, иначе операция может пройти неудачно."

Анастасия Томсинская. Фото: из личного архива Анастасии Томсинской

Анастасия Томсинская. Фото: из личного архива Анастасии Томсинской

Собравшись с силами, практикующий врач-нейрохирург вошла в операционную, где команда медиков подготовила все для прохождения операции. Как показывает практика, успех операции заключается в хорошей команде и уверенности хирурга. В тот день действительно сложилось все как надо. Итог операции не мог не радовать — все прошло идеально и без осложнений. Мальчика увезли в реанимацию, а на следующее утро перевели в палату. 

— На утро я пришла проверить юного пациента, и знаете — то, что я увидела, сделало мой день, — улыбаясь, вспоминает Анастасия. — У мальчика совершенно отсутствовали какие-либо неврологические дефициты. Он улыбался, шевелил руками и ногами, спокойно разговаривал. Уже через какое-то время он смог поехать домой и снова начать играть в футбол. Все прошло без последствий. 

Запомнилась эта история не только тем, что это первая операция на ребенке, но и тем, что спустя уже достаточный промежуток времени у пациента было отмечено стабильное состояние. 

Один за всех, и все как один 

Операционная — это отдельный мир, отдельная планета внутри больницы. Здесь все зависит от того, как работает команда — анестезиологи, хирурги, операционные медсестры. Все друг друга понимают с полуслова и полувзгляда. Бывает, медсестра понимает хирурга по тому, как он подает руку за инструментом, как складывает пальцы. Здесь работают два профессионала — медсестра уже знает, какой инструмент подать, а хирург знает, как его применить. Это приходит с опытом.

— Как правило, медсестры, заходя в операционную, уже знают ход операции. И поэтому без слов, глядя тебе в глаза, дают нужный инструмент. Причем бывают забавные моменты, когда в голове ты перебираешь нужный тебе инструмент, а медсестра уже дает тебе то, что в данной ситуации подойдет лучше всего, — констатирует врач-нейрохирург.

У каждого хирурга есть "своя" операционная медсестра и анестезиолог. Это уникальный профессиональный тандем, в котором люди очень хорошо знают и понимают друг друга, им комфортно и уверенно вместе работать. Причем и медсестра, и анестезиолог в таком союзе — полноправный партнер хирурга.

Мы работали на износ: ковидные времена

В декабре 2019 года в Китае появляется ранее неизвестный вирус, который по своей симптоматике был схож с обычной пневмонией. Главным различием было то, что ковид передавался воздушно-капельным путем и поражал пациента достаточно быстро. Первые случаи заражения в России появились спустя месяц после объявления Китаем вспышки заболевания. Тогда правительство России оперативно приняло меры для предотвращения распространения заболевания, однако у вируса были свои планы, и он стремительно шел по регионам. В больницах появлялись красные зоны, куда привозили зараженных неизвестным вирусом. 

В тот период Анастасия только заканчивала ординатуру и после выпуска решила подрабатывать в красной зоне. Перед тем как войти в госпиталь, девушка прошла самостоятельную подготовку — анализировала работы коллег тех регионов, где уже во всю боролись с инфекцией, читала как зарубежные статьи, так и обязательную медицинскую подготовку всего персонала. 

— Это было действительно очень тяжелое время, особенно когда все только зарождалось. Учились в буквальном смысле на ходу: как создавать шлюзы? Как правильно пользоваться средствами индивидуальной защиты? Ведь прежде никто с этим не сталкивался. Репетировали. Тренировались. Пытались узнать, как со всем этим управлялись наши коллеги за границей, где пандемия началась раньше, — вспоминает Анастасия Томсинская.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Анастасия вспоминает, как в условиях красной зоны было сложно подстраивать условия работы под себя. Медики работали в очень тяжелых моральных и физических условиях. Например, если ты забыл воду в белой зоне, то все, что тебе остается — это терпеть до конца дежурства, ведь там воды нет. Не было и возможности где-то нормально поспать, отдохнуть.

По словам девушки, дежурство в красной зоне значительно отличалось от обычного: в обычном отделении, если тебя подняли в экстренной ситуации, то до пациента ты дойдешь достаточно быстро. В ковидной зоне врач не мог позволить себе побежать сразу, как его позвали. Как минимум, в отделении лежат люди с ослабленным иммунитетом, и выходить к ним без защиты — это в первую очередь риск для их здоровья, и, конечно, своего.

— Ты быстро одеваешься, стараешься закрыть все участки тела, надеваешь очки, а в голове перебираешь мысли о том, успеешь ли ты. Многое зависело и от того, кто был с тобой на дежурстве. Если в паре с тобой была реанимационная сестра, то она уже знала, какие действия нужно провести. А если практикантка, то, конечно, она теряется и впадает в ступор. Да, время было действительно тяжелое, но интересное. Я бы назвала этот период своеобразным испытанием на выносливость, — вспоминает Анастасия.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

В тот период врачи, медсестры, санитары, да и весь медицинский персонал работал на износ ради пациентов. Было тяжело, но людям, лежащим в красной зоне, еще тяжелее. Ежедневно отделение с больными наполнялось негативом, злостью и непониманием. Многие теряли надежду, кто-то просто не понимал причину ожидания врача. Также было много вопросов к расположению пациентов. 

— К сожалению, очень часто от больных мы слышали вопросы: "Почему он в палате, а я в коридоре? Он поступил вчера, а он сегодня", — рассказывает Анастасия. — И ведь ты не можешь объяснить, что при поступлении не было мест, а сейчас кто-то умер, и койка освободилась. Достаточно моментов было. Поэтому мы старались поднимать настроение и давать, возможно, какую-то уверенность, что мы сможем дать именно то, чего они так ждут.

Поднять настроения в красной зоне старались по-разному: кто-то писал смешные послания со смайликами на спине, кто-то рисовал улыбку или ушки на маске. Были и те, кто просто подписывал себя. Так у пациентов появлялось понимание, что люди в "пакетах" могут им помочь, а в палатах на мгновение уходили негатив и печаль. 

На дежурства Анастасия чаще всего заступала на 16 или 24 часа, в целом за месяц выходило не более 140 часов. Конечно, хотелось больше, но, согласно установленным нормам, в госпитале нельзя дежурить свыше 240 часов. 

— Установленные нормы дежурств во многом помогали не выгореть. Кроме того, помогло и то, что мы все увиденное, услышанное оставляли в красной зоне. На выходе из красной зоны мы старались обнуляться. Брать такое с собой домой заставило бы врачей больше не входить в зону по разным причинам. Поэтому мы старались находиться с пациентами в моменте — здесь и сейчас. Конечно, по возвращении мы уточняли состояние, как прошла ночь и так далее. Но работа должна быть на работе, а дом — дома, — отметила сахалинка.

Период коронавируса девушка называет своеобразной, жестокой войной, а врачей — солдатами. И действительно, за время работы в красной зоне Анастасия боролась с неизведанной болезнью ради пациентов, ради их здоровья. В тот момент не было сомнений и противоречий, было лишь понимание, что это ее долг, поэтому обойти стороной пациента, которому нужна помощь, девушка не могла. 

Смех, приметы и стереотипы

Несмотря на негативные моменты во времена ковида, у врачей ежедневно бывают и смешные, даже казусные ситуации с пациентами. На ум Анастасии пришло два забавных случая. В первом сошлось все: любовь и ненависть, боль и облегчение:

Однажды в дежурство к нам в отделение поступил мужчина с ножницами в голове. Удивительно, что на лице у пациента не было никаких неврологических дефицитов — руками и ногами шевелит, речь не заторможенная. То есть, не считая ножниц в голове, весьма здоровый человек. Лишь только потом я узнала, что это местная легенда. 

Как выяснилось, этот мужчина живет с женщиной, которая, по всей видимости, очень хочет избавиться от него и периодически всовывает в него ножницы. Анастасия припоминает, что несколько раз он уже поступал с ранениями в ногу, легкие, шею и так далее. На вопрос, почему он все еще приходит к ней, ответ прост: "Ну я ведь ее люблю, а эти ножницы ее самые любимые".

Второй случай оказался не столько смешным, сколько забавным. В один день на дежурство к Анастасии доставили мужчину на скорой. По внешнему виду неврологических отклонений не наблюдалось, однако медики утверждали, что у него была травма головы. При разговоре с пациентом команда врачей выяснила, что скорая ошиблась и вместо урологического отделения доставила пациента в неврологию. 

Не обойтись врачам и без примет. Театралы перед выходом на новую сцену здороваются со сценой, а, например, анестезиологи перед операцией гладят кардиомонитор и что-то ему шепчут. У каждого врача, медсестры свое. У Анастасии тоже есть забавная примета, связанная с известной детской игрой. 

— Каждый раз, когда я слышу скорую, я дотрагиваюсь до носа и произношу "Чур не я". Смешная примета, но рабочая. К примеру, мы дежурили на новогодние праздники, и моя эта примета работала в 97% случаев, потому что я успевала сказать это раньше других. И поэтому на вызов шла не я, а мои коллеги.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Еще есть распространенная история о том, что нельзя желать врачам хорошего, спокойного дежурства, доброй ночи, легких или спокойных пациентов. После этих пожеланий начинается самая настоящая вакханалия. И день переворачивается с ног на голову. Лучше всего говорить: "Дежурства или пациента вам такого, какого вы захотите сегодня сами".

— Это действительно сделает нашу работу чуточку спокойнее. Ну а так у каждого врача какие-то свои приметы. У кого-то это история про то, что надо правильно приветствовать больных, то есть какая-то своя фразочка. И здесь, знаете, нет единых примет. Все складывается исключительно на твоем отношении к жизни. На что ты больше фокусируешься, так и пройдет день, и приметы тут не помогут, — поделилась сахалинка.

Но, по мнению Анастасии, ни одна примета не спасает от уже устоявшегося в обществе отношения к врачу. Сколько раз не обнимай и не шепчи своему рабочему столу о хорошем дне, найдется тот самый пациент, который обязательно придет с корзиной "Врач должен". К сожалению, все еще остаются люди, которые думают, что врач должен все знать, всегда улыбаться, у него не может быть плохого настроения. 

Еще одним стериотипом, прочно живущим в головах людей, остается возраст. Если специалист любой сферы выглядит молодо, то люди считают, что он не профессионал или у него недостаточно компетенции. К счастью, мир меняется, и последние года 2-3 люди перестали оценивать по внешнему виду. Большинство стали оценивать не глазами, а ушами. Больше вслушиваются в то, что и как врач говорит.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

— Например, в прошлом году у меня были яркие фиолетовые афро-кудри, и меня не уволили, а пациенты не сбежали. Удивительно, но факт. Я считаю, что нестандартный вид для врача — это еще один из методов расположить к себе пациента. Подросткам, молодым и пожилым пациенты необычный вид врача, наоборот, нравился. Кто-то вспоминал свою молодость, а кто-то вдохновлялся. Здесь все субъективно и зависит лишь от мировосприятия человека жизни. В законодательстве, кстати, про внешний вид ничего не сказано. Да и к тому же яркие волосы, татуировки или необычные прически не делают меня неквалифицированным специалистом, — объясняет Анастасия.

Не обходится и без стереотипа: женщины-хирурги, особенно в более узких направленностях вроде кардио— и нейрохирургии, — не хирурги. Сахалинке приходилось часто доказывать коллегам свою серьезность и профессиональность в выбранном направлении.

Личная жизнь, подготовка к дежурству и секреты здоровья 

К сожалению, в обществе бытует мнение, что у врачей нет личной жизни. Для многих пациентов врач — человек, живущий работой и пациентами. Однако, Анастасия — яркий пример того, что жизнь вне больницы может быть яркой и разнообразной. Несмотря на загруженность дня, девушка старается находить время на свои хобби, вторую половинку и вечерние прогулки с собакой. 

— В настоящее время я работаю в трех медицинских учреждениях Южно-Сахалинска, и это не влияет на ритм моей жизни и уж тем более на отношения с моим молодым человеком. У меня есть хобби — танцы и вокал. Я нахожу время для встреч с друзьями, знакомыми, между работой гуляю с собакой. Как мне кажется, имея такую загруженность, нужно уметь правильно выстраивать свой день. Здесь в буквальном смысле поможет составление графика. У меня в телефоне есть приложение, где я отмечаю все свои дела. За день до, например, встречи мне придет напоминание, и я обязательно буду готова к ней, — отмечает девушка.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Личные отношения с молодым человеком у девушки складываются достаточно гармонично. Между парой даже ходит шутка: "бюджетники всегда понимают друг друга по загруженности". Поэтому моменты составления графиков, хобби и встреч пара старается регулировать вместе. 

— Мы абсолютно адекватно относимся к желаниям друг друга провести время вместе или раздельно, — поясняет Анастасия. — Когда у нас совпадает свободное время, мы проводим его вместе. Больше стараемся гулять, ходить на встречи с друзьями, даже разделяем хобби друг друга. 

По словам девушки, залог их гармоничных отношений в том, что они умеют договариваться и ценить время вместе. Особенно ценно утро перед суточными дежурствами. Пара старается проводить его вместе. 

— То есть утром я просыпаюсь в 5.30. Пока мой молодой человек гуляет с собакой, я выполняю "утренние ритуалы". В основном это душ и общая укрепляющая гимнастика, чтобы немного подготовить мышцы к этому дню. Затем готовлю завтрак, в данном случае на двоих. Если это день перед суточным дежурством, то как правило, все остается также, только добавляется упаковка контейнеров.


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Одним из правил девушки является поход на работу пешком. Это позволяет не только настроиться на рабочий лад, но и дать телу какую-то легкую физическую нагрузку, которая дает энергию на рабочую смену. 

— Если это дежурство вечернее, то после дневной работы я иду на танцы, а уже после на смену. Перд работой я стараюсь проводить день достаточно активно и это не случайно. Поговорку "движение — жизнь" придумали не просто так. Чем меньше человек двигается, тем меньше у него энергии, а дежурство — это огромная нагрузка именно на тело. Я как-то замеряла одно из дежурств по шагам. Их настолько мало, что за ночь ты не выполняешь норму по автивности. В такие моменты я уже заранее знаю — завтра буду разбитой. Поэтому, чтобы чувствовать себя всегда здоровым и энергичным важна регулярность. Не важно чем вы занимаетесь, важно делать это каждый день. Это могут быть просто шаги, йога, танцы, что угодно. Раз в месяц, но каждый месяц, — отмечает Анастасия.

Согласно рекомендациям Анастасии, для поддержки здоровья, кроме регулярности, нужно соблюдать питьевой режим. Хотите — придерживайтесь серии 2−3 литра в день. Хотите — 30 мл на 1 кг массы тела. Сама врач рекомендует пациентам каждые полчаса по 2-3 глотка жидкости, чтобы снизить отеки. Не обойтись и без полноценного сна, хотя бы 7−8 часов.

И, конечно, отдых. Важна смена деятельности. Если ваша работа сидячая, вам нужна физактивность. А вот для работы, связанной с мозговой активностью, с людьми, с информацией, нужно хобби, где меньше затрагивается именно эта сфера мозга. Соответственно, лучше выбирать все варианты отключения рецепторов, например, флоатинг, прогулка в тихом парке или побыть одному в ванной комнате с приглушенным светом. Либо какие-то спокойные виды хобби, вроде рисования по номерам, вязание и так далее. Главное, чтобы это занятие имело автоматизм. И тогда, когда ваш мозг не активен, он отдыхает и готовится к новому дню. 

Принцип работы с пациентами 

Именно на принципе "Здоровый пациент" складывается работа Анастасии. Как для специалиста, отвечающего за здоровье пациента, девушке важно воздействовать не только на симптом заболевания, а на его первопричину. Так, проанализировав обращение больного, врач-нейрохирург, невролог вносит определенные корректировки в его образ жизни.

— Да, препараты могут помочь, но они лишь точечно помогают. И, к сожалению, действие тех же самых обезболивающих препаратов недолгое. Иными словами, без изменений образа жизни избавиться от проблемы на 100% вряд ли получится, — рассказывает Анастасия Томсинская. — Конечно, вы можете привыкнуть жить с болями в спине, головной болью и давлением, но так ли вы сможете привыкнуть к последствиям в виде инсульта, смерти или инвалидного кресла? Здесь я оставляю выбор исключительно за вами. Помните, что простая активность позволит вашим мышцам не атрофироваться, а организму оставаться здоровым. 


Анастасия Томсинская. из личного архива Анастасии Томсинской

Кроме того, в своей работе девушка руководствуется принципом, что на месте любого пациента может быть она сама, и начинает рассуждать "проблемой" больного:

"Я рассуждаю так: в ситуации, когда я прихожу с проблемой, чего я хочу? Вежливости, понимания, четких ответов на свои вопросы. Но при этом я очень ценю время. То есть я буду благодарна, если не будет лишнего, а сразу по делу. Еще один важный момент — это когда пациент ко мне приходит, так или иначе, я стараюсь расположить его к себе, потому что все-таки момент разговора с врачом — это момент доверия."

Если вы не знаете, куда обратиться со своей проблемой, то можете записаться к неврологу в КДЦ на Леонова, 40 или в частной клинике по адресу Хабаровская,15.

Я очень надеюсь никогда не пересечься с вами городской больнице во время дежурства, — отмечает девушка. 

Последние новости

Трудоустроиться на ярмарке вакансий пришло более 2 тысяч сахалинцев и курильчан

ЮЖНО-САХАЛИНСК, 12 апреля, Citysakh.ru. Вчера, 12 апреля, на территории всей Сахалинской области состоялся региональный этап Всероссийской ярмарки трудоустройства «Работа России.

На хрупкой планете

Зал художественной литературы центральной библиотеки представляет виртуальную книжную выставку, посвящённую проблемам экологии.

В Южно-Сахалинске открылась выставка

В Сахалинском областном художественном музее открылась выставка "Viva, академия!".

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *